Проект реализуется при поддержке фонда «История Отечества» и Правительства Белгородской области

© перевод текста А.И. Папкова

Тексты документов приведены в соответствии с правилами издания рукописных текстов XVI—XVIII вв.[1] Титла и сокращения раскрываются, выносные буквы вносятся в строку без выделения. Пропущенная гласная после выносной согласной восстанавливается. Вышедшие из употребления буквы заменяются буквами современного алфавита. Знаки препинания, мягкий и твердый знак расставляются по правилам современной орфографии и пунктуации. Буквенная цифирь передается арабскими цифрами. Пропущенные слова и буквы, восстановленные по смыслу, взяты в квадратные скобки. Даты документов, определенные по дате получения в Разрядном приказе, отмечены «звездочкой».

(Л. 51) Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Русии холоп твой Двыдко Щепотев челом бьет. В прошлом, государь, в 158-м году августа в 3 день указали мне, холопу твоему, боярин и воиводы князь Борис Александрович Репнин, Василей Петрович Головин, да дьяк Дмитрей Карпов мерить земляного обе стороны Болхового города от Белагородцкаго рубежа и да Карповского рубежа. И я, холоп твой, по обе стороны Болхового (Л. 52) города, от Белагородцкого рубежа и до Карповского земляной вал мерил. А по мере тово землянова валу от Белагородского рубежа и до Карповского рубежа четыре тысечи петьсот сорок сажень. А смерев, государь, тот земляной вал указал борин князь Борис Александрович Репнин с товарыщи от Карповского рубежа да Болховому городу мне, холопу твоему, подле земляного валу ставить дубовой тын на сваях с Крымскою сторону, а с Рускую сторону ставити столбы и класть связи, а сверх тыну класть жолобы. А указал мне, холопу твоему, ставити дубового тыну подле земляного валу дватцать сажень, сыну боярскому Лариону Орехову — шесть сажень, съезжие избы подъячему — пять сажень, саборным попом и дьяконом — десять сажень. А болховским вяким чином служилым людем указал ставити дубовой тын подли земляново валу, по четыре сажень на человека землею дело им не велеть. И я, холоп твой, (Л. 53) подле зеляново валу дватцать сажень поставил, а у Карповского рубежа у Крутой Боярак болховские всяких чинов служилые люди ставили честик с Крымскую сторону в длину тринатцать сажень, через ров — пять сажень, да по конец земляного валу к Болховому Колодезю ставили надолобы в длину одиннотцать сажень, да по конец моста, по обе стороны Болхового Колодезя, ставили надолобы ж.

В прошлом, государь, в 158-м году августа в 28 день били челом тебе государю царю и великому князю Алексех Михайловичю всея Русии Болхового города всяких чинов служилые люди, а мне холопу твоему, в Болховом в съезжей избе подали от Белагорода от боярина подписную челобитную, а на челобитной их подписано, велено из Болхового отпустить дву человек к Москве в челобитчиках. И я, холоп твой, под подписной челобитной из Болхового дву человек, полкового казака Ивашка Попова да стрельца Онофрейка Мезенцова челобитчиков к Москве, к тебе, государю, отпустил.

РГАДА.— Ф. 210.— Столбцы Белгородского стола.— № 313.— Л. 51—53. Подлинник.

[1] Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990.